nezametny: (борода)
... бесплатный доступ к MyBook на 1 месяц?

Мне обломился подарочный код, могу выслать в почту первому написавшему свой почтовый адрес мне в личку.

UPD. Усе... готово... Приз уехал в Челябинск ))
nezametny: (борода)
И все чаще перечитываю прочтенные ранее.

Вспомнил недавно по незначительному рабочему случаю одно из лучших, на мой взгляд, произведений об управлении проектами, допущениями и этике ответственности, не относящихся к бизнес-литературе никак, но оттого читающееся с двойным удовольствием.

И решил поделиться. Вот, делюсь. Готов даже пообсуждать. Кто решит что это фантастическая литература - с тем не соглашусь. Это просто литература - высокого качества, не теряющая потому актуальности по сей день, невзирая на необходимость для читателя в иных местах продираться сквозь анахронизмы текста, как через кустарник.

Станислав Лем. Ананке.

nezametny: (Default)
Понятно, что возраст, понятно, что время...
Но не вижу никого, кто писал бы так же воздушно о тяжелом. И с такой надеждой.
Из фантастов больше него я люблю только Лема, но это совсем другая история, более мрачная и тоскливая.
Если Лем исследовал пределы, то Брэдбери их растворял.
Великий гуманист. Был и остался.
Читая книгу, всегда опосредованно разговариваешь с тем, кто ее писал. Этот распределенный во времени, отложенный диалог с созвучным тебе незнакомцем есть одно из чудес литературы. В случае Брэдбери всем кто его читал и будет читать еще - им очень повезло с собеседником.
nezametny: (Default)
Все стихи в этом блоге теперь дополнительно рассортированы по аторам.
Для того, чтобы почитать только любимого Бродского, к примеру, или - нелюбимого Быкова ;) достаточно лишь ткнуться курсором в соответствующую метку в облаке тегов. Enjoy!

Пока расставлял новые метки к записям, четко осознал несколько вещей.
Во-первых, поэзия, как концентрат текста, в большом объеме вызывает у меня ощущения льющего обратно из головы через уши пафоса. Именно поэтому, раз в неделю - более чем достаточно.
Во-вторых, это сильнейший "якорь" или, вернее, включатель воспоминания ощущений, катализатор для переживания вновь моментов, близких ко времени прочтения (первого или последующих - что больше "срослось") или записи в этот блог.
nezametny: (Default)
Русского Букера Колядиной дали...
Вот за это: "в афедрон не давала ли?"
Ой, бядаааа!... Пропал, пропал калабуховский дом! (с)

upd. и прекрасный оперативный отклик от [livejournal.com profile] scottishkot
nezametny: (Default)
Дочитал недавно сабж. Интересная книга, мне такие редко попадались. Многие книги начинаешь читать через силу, продираясь через непонятные ситуации, термины, странных геров, а потом они захватывают тебя и дочитываешь уже на одном дыхании - текст пьется как льется.
Здесь ситуация строго обратная. Совершенно живая и теплая главная героиня - с характером и историей, сюжет из жизни, который постепенно усложняется и усложняется, а потом - начинает стремительно развиваться, разворачиваясь во все стороны сразу, словно хризантема в заварнике. Повествование крепко держит тебя за интерес, подкупая достоверностью и допустимостью самых, на первый взгляд, фантастических деталей.
А потом происходит какое-то резкое ослабление всего и сразу - из ниоткуда появляются явно притянутые за уши подпорки невероятным поворотам сюжета, совпадения, несвязности, подробности, сшивающие ткань истории наспех грубыми яркими стежками. Ритм книги сбивается, теряется, нить рассказа не раскручивается, а размочаливается до невнятного совершенно хэппиэнда. Впечатление, что автор в какой-то момент выдохся и книгу дальше просто домучивал.
Что любопытно - фильм по книге сняли точно такой же, с хорошими, сильными актерами, красивыми съемками и вот такой вот загогулиной на конце.
Не жалею что прочел, но жалею что ожидания так обманулись.
nezametny: (Default)
Популярные песни на латыни и других языках:

Мурка

Ante rapiendum vinum est bibendum.
Intrat in tabernam miser fur,
Qua sedet formosa et perniciosa
Mulier hoc provocans murmur:

"Nonne, quidquid velis, habes, mea felis?
Numquid non a me accepisti?
Anulum, monile, tunicarum mille -
Quid non meo sumptu emisti?

Salve, Murmurella, mea bella, vale,
Vale, non te iam videbo cras!
Nunc in cor venale iaculum mortale,
Perfida - eheu! - accipias".

Хай май диер Мурка
Хай май литл бейби
Хай май диер Мурка анд гуд бай
Ю вос би а агент
Фром детектив сервис
Анд ат нау ю диер маст шат ай


Вышел зайчик погулять

Unum, duo, tres et mult(um) —
Ambulare lepus vult.
Subito venator it,
Statim lepor(em) occidit!
Pif-paf, ti-ta-tu —
Lepus meus moritur.
Postquam dom(um) ill(e) affertur,
Vivus ill(e) efficitur!

о переводчике, Михаиле Поздневе - http://banshur69.livejournal.com/181639.html
потырено у [livejournal.com profile] borkhers
nezametny: (Default)
Прочел в отпуске трехтомный роман-утопию/антиутопию (оформленный, кстати, дизайнерами Артемия Татьяновича Лебедева!!) быстро и с интересом. Написанный уроженкой царской России Алисой Розенбаум, он СССР по причинам идеологическим не публиковался, да и на постсоветском пространстве до недавнего времени был практически неизвестен. Книга обрела популярность лишь в последние несколько лет как манифест идеологии созидающего капитализма и теперь продается большим тиражом под соусом отзывов авторитетных предпринимателей.

Прежде всего, думаю, вряд ли стоит воспринимать автора, превратившуюся после эмиграции в Айн Рэнд, как нашу соотечественницу. С Россией, причем с Россией стабильной - дореволюционной, ставшей достоянием истории,- ее связывают только детские и юношеские воспоминания. Эмигрировав из страны в лихие послереволюционные 20-е годы (точнее в 26-м), в США она обрела новую родину и в книге не делает ни единой отсылки к России либо СССР. В пространстве романа нашей страны, ребята, нет вообще - есть США как центр погибающего мира, немного Латинской Америки, немного Западной Европы... все! Единственное "культурное" наследие периода жизни в РСФСР - социалистические и коммунистические подходы к управлению экономикой государства и экономикой предприятия, подвергаемые бешеной - с ненавистью - атаке на всем протяжении книги.

Одно из основных впечатлений по ходу и после прочтения - плоскость. Роман - плакат в духе "Окон РОСТА". Книга написана как средство донести до аудитории несколько крайне важных для автора тезисов и желание это зачастую перебивает для него напрочь целесообразность наделения героев сколь-нибудь жизнеподобной характерностью. Есть "плохие" - обрисованные в самых уничижительных эпитетах. Есть "хорошие" - за малым не полубоги - созидающие, производящие, организующие, которым "плохие" всячески мешают, опираясь при этом на умозрительные гуманитарно-общечеловеческие абстракции без особой аргументации. И те и другие - не более чем картонные рупоры для озвучивания "плохих" и "хороших" позиций путем произнесения мыслей и их обоснований. Психологичность, эмоциональность у действующих лиц отсутствуют практически полностью или очерчены скупо. Драматургии нет, есть только механические, как в блок-схемах, развилки сюжетных линий.

Мир книги очерчен размашистыми мазками исключительно черной и белой краски. В нем нет объема, при чтении не возникает ощущения многофакторности причин тех или иных описываемых событий. Причинно-следственные связи очень просты, при необходимости ничтоже сумняшеся автор включает deus ex mashina. Текст похож на железную дорогу - твердые блестящие прочные прямые рельсы поперек мягких грязных шпал. Это книга, но это - не литература, с моей точки зрения. Похоже на "Что делать?" Чернышевского.

Что еще не понравилось - абсолютная утопичность, идеализация свободы воли, подаваемая в таком же непримиримом тоне, что и произведения певцов радостей социалистического труда из недавнего советского прошлого. Крайне слабая аргументация тезисов (опора на довольно странно трактуемые внутренние ощущения и мотивы героев). Автор, запевая гимн индивидуальности и разумному эгоизму, рассматривая экономику как исключительно самобалансируемую систему, попадает в ловушку критикуемой им же умозрительности построений, не опирающихся на достоверно проверенные предпосылки, только не в области экономики, а в области психологии и социологии. Добавлю еще, что в описании структуры бизнеса у автора полностью отсутствуют такие составляющие, как продажи, реклама, налоги и работа бэк-офиса. Мне это показалось диким.

Что понравилось. Резкое отрицание манипуляций чувством вины успешных перед неуспешными. Упор на тезис "дай голодному (если он не прям подыхает) не рыбку, а удочку, иначе, съев рыбку, он захочет и удочку забрать, чувствуя себя вправе". Четкие определения долженствования и недолженствования, тезис о том, что возможность творить благо не равна долгу его творить, долг человек создает себе сам только на базе собственного желания или объективной личной ответственности. Приоритет созидания материальных ценностей над построением умозрительных интеллектуальных конструкций общего плана с гуманитарным уклоном очень понравился. Ибо сколько не говори "халва, халва"....

Понравилось отрицание обязательности толерантности на грани уравниловки как основы общественной морали. Декларируемый приоритет производства над потреблением тоже, пожалуй, запишу, в актив роману. Яркие иллюстрации перекладывания ответственности в команде где нет мотивации к совместному созиданию (как в бизнесе так и в государственной бюрократии) явно списаны из жизни. Понравилась также искренность автора, убежденность, проступающая за словами текста, хорошая такая напористость (на грани зашоренности, впрочем). Понравилось, что при всей схематичности сюжета встречаются и неожиданные повороты.

Восторг Чичваркина и многих кто с ним, тем не менее, не разделяю. Аргумент - книга является настольной у Имярек - для меня давно уже не аргумент. К тому же, я сильно сомневаюсь в том, что пишущие рецензии видели когда-либо вживую или даже на фото столы тех людей, на отзывы которых ссылаются.

Мир сейчас другой, нежели тот, в котором и для которого эта книга писалась. Она устарела морально и безвозвратно, поскольку не учитывает актуальных реалий - стирания пространственных границ, возникновения единого информационного пространства, стремительного развития виртуальных секторов экономики. Сама книга - идеологический манифест, тезисами которого столь же удобно размахивать, как коммунисты размахивают Марксом. Ее хорошо рекомендовать как иллюстративное чтение изучающим экономическую историю, в частности США в период Великой депрессии и после нее, а также эксперименты военного коммунизма и социализма вплоть до его саморазрушения.
nezametny: (Default)
...то ли раскручиваемая до бестселлера трилогия Стига Ларссона "Миллениум" - полная хрень (ну или перевод полная хрень)!
Читать скучно, главная героиня производит впечатление неадекватного человека, главный герой (равно как и не главные) лишен какого-то характера вообще и совершенно картонный и деревянный. Сюжет угадал сразу, дальше просто забавлялся когда прогнозы оправдывались. Угадал все повороты, развилки и сюрпризы на 80-90%. Ну хоть время в самолете скоротал. До Роберта Ладлэма, к примеру, Ларссону - как до неба...
К тому же - автор явно работал на объем книги, именуя всех своих героев КАЖДЫЙ РАЗ не только полным ФИО, но и по должности. Т.е. там где наши люди привыкли читать "Иванов позвонил Петрову" он пишет "Старший инспектор окружного полицейского управления Иванов Иван Иванович набрал номер исполняющего обязанности заместителя главного редактора газеты "Вести сельской местности" Петрова Петра Петровича и призадумался..." и так через абзац - меня это почему-то дико раздражало: текст разбухал и по нему приходилось двигаться, спотыкаясь.
Кто читал - какие впечатления? Может, я что-то не уловил?
Или все же имеем перед глазами успешно распиареного графомана (земля ему пухом)? Или просто книжка "не моя"...
nezametny: (Default)
"В то время, пока все люди работали на благо общества, нашлись такие зануды, которые посчитали, кто сколько народа перебил в Илиаде (The Casualty Lists in the Trojan War. C. B. Armstrong, Greece & Rome, Second Series, Vol. 16, No. 1 (Apr., 1969), pp. 30-31).

На восьмом месте вождь золотоносных Микен: Агамемнон выступал в книге гораздо лучше, чем в недавнем фильме, уложив 14 троянцев.

На седьмом месте скромняга Тевкр, который вместо размахивания копьём и мечом предпочитал шмалять троянцев далёкоразящими стрелами из-под щита братца-терминатора. Насмерть зашмалял 15 поименованных врагов, пока Зевс ему лук не сломал.

Шестое место себе обеспечил хитромудрый сын Лаэрта, вынужденно отметившись 17 троянцами. Размялся маленько, короче, перед джыдайским возвращением к Пенелопе и женихам.

Неожиданно остановился всего на пятом месте сильномогучий Аякс Теламонид, нашинковав 20 и ранив ещё 12 конеборцев Приама. Брал качеством, видимо.

На четвёртом — поздно преодолев воспетый Афиной гнев, Ахиллес собрал всего 23 скальпа, зато каких!

Третье место у Патрокла, который раньше друга выбрался из палатки и за крайне короткое выступление успел покромсать аж 27 человек.

Второе место заслуженно получает зверюга Диомед, порешив 22 поименованных и 12 безымянных троянцев. Учитывая, что он ещё отметился и тем, что ранил двух богов, результат впечатляет.

А вот на почётное первое место пролез каким-то образом (точнее по милости Зевса и в компенсацию за скорую смерть) шлемоблещущий Гектор, убив 28 поименованных ахейцев и кучу безымянных. Правда, никого особо известного он так и не завалил, всякий раз когда пытался наскочить на пацана ранга Аякса, то получал неслабых люлей, ну а Патрокла отважно поразил только после того, как злосчастного обезоружил Аполлон и ещё кто-то пырнул в спину.

Странно, что в рейтинге нет Энея, который выступал вполне достойно. Ничего, у Вергилия он зато вне конкуренции, просто комбайн «Коммунар».

Всего же говорится о 61 убитом ахейце и 208 троянцах. Самое интересное, что у Гомера можно найти двадцать воинов, убитых дважды. Если разделить на тёзок с разных сторон, то всё равно остаётся восемь живучих героев. Например, Гипподамас сначала был убит Одиссеем, но ничего, оправился, чтобы потом «реветь подобно быку», погибая от руки Ахиллеса. Но это блёкнет перед примером монстров, которых потребовалось забить трижды. Кромия убивали Диомед, Одиссей и Тевкр; Меланиппа — Тевкр, Менелай и Патрокл; Туна — Диомед, Одиссей и Антилох."

(c) [livejournal.com profile] antoin там весь журнал очень интересный, читаю с удовольствием
nezametny: (Default)
..."Утраченный символ" Дэна Брауна. Унылая картонная херня.
nezametny: (Default)
В очередной раз остался при своем мнении: феерическая хрень
Уроборос - литература для литературы, типа Сорокина.

А какие с Вашей точки зрения, друзья мои, литературные произведения не стоят того что о них принято с придыханием говорить?
nezametny: (Default)
...ровно настолько же, насколько и все предыдущие. И потому - совершенно предсказуем, что, впрочем, делает чтение ничуть не менее интересным с точки зрения получения удовольствия от стиля и языка. А вот сюжет - увы - не впечатлил. Пора, пора Эрасту Петровичу на покой в пантеон литературных героев. Кажется, и автор уже об этом мечтает...

[Poll #1524644]
nezametny: (Default)
"Улисса" Джойса?
А кто дочитал?

И как Вам?

[Poll #1519598]

Комменты с аргументами приветствуются...
Вдогонку аналогичный вопрос про одноименную постановку в Мастерской Петра Фоменко.
nezametny: (Default)
здесь - то, что нам осталось
nezametny: (Default)
Семен Гудзенко (1922-1953)

Перед атакой

Когда на смерть идут — поют,
а перед этим можно плакать.
Ведь самый страшный час в бою —
час ожидания атаки.

Снег минами изрыт вокруг
и почернел от пыли минной.
Разрыв — и умирает друг.
И значит — смерть проходит мимо.

Сейчас настанет мой черёд,
За мной одним идёт охота.
Будь проклят сорок первый год,
и вмёрзшая в снега пехота.

Мне кажется, что я магнит,
что я притягиваю мины.
Разрыв — и лейтенант хрипит.
И смерть опять проходит мимо.

Но мы уже не в силах ждать.
И нас ведёт через траншеи
окоченевшая вражда,
штыком дырявящая шеи.

Бой был короткий. А потом
глушили водку ледяную,
и выковыривал ножом
из-под ногтей я кровь чужую.

Октябрь 1942
nezametny: (Default)
Настоятельно рекомендую к прочтению [livejournal.com profile] begle
снаряды )

January 2017

S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 29th, 2017 02:14 am
Powered by Dreamwidth Studios